Ольга Меерсон

Ольга Меерсон

Родилась в России. Проживала в Москве. В 1974 г. эмигрировала в Святую Землю. Окончила Hebrew University High School в Иерусалиме (1977). Супруга (матушка) священника Михаила Меерсона (1977). Переехала в США. До 1995 г. служила регентом в храме Христа Спасителя в Нью-Йорке. Защитила докторскую диссертацию в Колумбийском университете (США) (1991). Профессор русского языка и литературы на кафедре славистики Джорджтаунского университета (США).

Библиография (книги):

  • Dostoevsky's Taboos (Studies of the Harriman Institute, Columbia University.) - Dresden University Press; Artes Liberales, 1998.
  • Свободная вещь: Поэтика неостранения у Андрея Платонова. - Berkeley Slavic Specialties, 1997 (2-е издание - Новосибирск: Наука, 2000).

Переводы:

Апокалипсис Иоанна. Открытая книга пророчеств.  
Чарльз Гомер Гиблин (Общество Иисуса)  

Статьи в интернете:

СЕРДЦЕ КАМЕННОЕ? О ЧЕМ ЭТО?

ЛИТУРГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ПРОТ. АЛЕКСАНДРА ШМЕМАНА

DocumentsDate added

Order by : Name | Date | Hits [ Ascendant ]

“Хаджи-Мурат”: субъектная организация кавказского конфликта как проблема, актуальная для читателя

«...или, верно это я сам ходил.... и себя как-нибудь там принял за кого-то другого... одним словом, это совершенно невозможное дело»
Достоевский. «Двойник»

Система интертекстов как субъектная организация произведения вне него: мотив трагедии «падшей» женщины в «Идиоте».

file icon Псалом 50 10/27/2009

Субъектная организация в молитве: отношения субъект-объект и субъект-субъект: случай овеществляющего смещения как феномен видения субъектом в другом субъекте—лишь объекта.

Познание добра и зла: что в нём запретного? Объективное знание как ложь и попрание совести. Господь как Господин и субъектной нашей организации

Рифмы, квазирифмы и призраки рифм в “Моцарте и Сальери”. Авторская позиция вне нарратива.

Литургическое цитирование в контексте субъектной организации поэтики и лирической поэзии в частности.

Котлован Платонова. Враги глазами друг друга. Любите врагов ваших.

Достоевский и Гоголь, еще к теории пародии (и интертекста): красавица в гробу — Вий или Кроткая? Точка зрения покойницы-жены как поворот видения для героя-вдовца и субъектная революция для читателя.